Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

glyazhu

Память, ты рукою великанши...

На прошлых выходных при просмотре (онлайн) глупо-романтического российского фильмеца услышал там фразу "специалист по скорине". Первый раз скороговоркой, а когда сказали снова, то сообщил жене, что это значит и кто это такой (Франциск Скорина, белорусский первопечатник, в честь него марка была выпущена в 1990) до того, как сиё странное слово было объяснено в фильме. Столь странными фактами (попросту говоря, хламом) голова забита, м-да...

Вчера в церкви среди захожан обнаружилась необычная даже для наших краёв парочка: он - очень смуглый, она - типичная русская девушка. Я к ним несколько раз подходил (входит в функцию приходского привратника: расписание дать, к переводчику проповеди направить и т.п.) и показалось, что девушка знакома. Когда они уходили, разговорился (и пользуясь случаем, пригляделся), уточнил имя и заявил, что мы уже раньше виделись. Она, что неудивительно, с трудом меня вспомнила - шапочная знакомая, последний раз видели друг друга в Москве десять лет назад (с тех пора она приехала в Америку, вышла замуж за индуса тамильского происхождения, сидит дома, ждёт ребёнка и первый раз за много лет решила придти в церковь). Но почему я её узнал?!

А какие сюрпризы вам преподнесла память в последнее время?
smekh

Stranger than Fiction

Вчера сходили на Stranger than Fiction (не знаю, как его переведут в русском прокате, но самым близким было бы, вероятно, «Нарочно не придумаешь») с нелюбимым Уиллом Ферреллом в главной роли и любимым Дастином Хоффманом в роли второго плана.
Это один из лучших фильмов, виденных нами в этом году. При том, что ничего такого выдающегося в нём нет, но он настолько крепкий, хороший и добрый, что в итоге получается впечатление очень сильного фильма.

Сюжет: сотрудник налоговой инспекции Харольд Крик живёт согласно давным-давно заведённому распорядку дня, в котором нет места для отпуска, фантазий, личной жизни и чего-либо кроме чисел (он методично подсчитывает количество своих движений при чистке зубов). И вдруг утром он слышит голос. Голос не говорит, что ему делать - он сообщает, что сейчас Харольд делает. Как знают зрители (но не знает Крик), голос принадлежит писательнице-затворнице Кэрен Эйфель, которая свою новую, первую за 10 лет, книгу пишет о налоговом агенте Харольде Крике. Но у писательницы проблема – она не знает, как его убить (её фирменный стиль – убивать главного героя, в конце каждой книги). Харольд, слышащий этот спокойный, описывающий его жизнь («но с лучшим словарным запасом», как он признаётся психологу) голос, нервничает, сбивается с ритма размеренной цифрами жизни, но окончательно «слетает с катушек», когда голос замечает, что «Харольд и не подозревал, что его ждёт неминуемая гибель». С этого момента всё, разумеется, идёт наперекосяк, и Харольд пытается найти носительницу этого голоса (за помощью он обращается к профессору литературы, сыгранному Хоффманом), чтобы уговорить её не убивать главного героя, сиречь себя. Остальное – узнаете в фильме :-)

Сценарий и диалоги – хороши и продуманы (единственное, что вызывает сомнения или просто недораскрыта романтическая линия, но нельзя объять необъятное), почти всё лишнее (включая идиотские шутки, которыми славится Феррелл в своих фильмах) убрано за ненужностью, вторичные и третичные персонажи не мешают основному действию, а направляют восприятие в нужное русло, и даже начальная фраза книги «Смерть и налоги», что «Это книга о Харольде Крике и его наручных часах» играет роль (хотя часам, судя по всему, изначально предполагалось придать больше значения, но они остались просто пунктирной линией в сюжете).
Феррелл, к моему удивлению, показал, что может играть не-идиота, а простого, банального человека, ничем не выделяющегося из толпы, просто живущего свою тихую жизнь. Акакий Акакиевич, господин Голядкин являются родственниками и коллегами Харольда Крика, но им повезло меньше – русские писатели безжалостней Кэрен Эйфель. Главная женская роль – Мэгги Гиленхаал – просто играет саму себя (есть такие актрисы, которым не надо перевоплощаться, их берут на роли самих себя – типа Одри Тату). Дастин Хоффман и Эмма Томпсон – это Дастин Хоффман и Эмма Томпсон, рецензии просто не нужны. Хоффман (наряду с Николсоном) вообще может, на мой взгляд, сыграть кого угодно. Причём в каждой роли он будет смотреться органично, не предпринимая, как будто, никаких усилий. Здесь он изображает профессора литературоведения (который как-то провёл целый курс на «Он и не подозревал», что и заставляет его заинтересоваться историей Харольда и голоса) – невнимательного, занятого своими делами, плюющего на условности и в то же время очаровательного в этой своей неспосредственности и занятости. Эмма Томпсон чудесна в роли депрессивной писательницы, которой нужно сидеть под проливным дождём, глядя на мост, чтобы понять, как же убить Харольда Крика, а затем лежать на столе, как в гробу, осознав силу собственного писательского слова. В то же время, всё это выглядит настолько органично и «по-настоящему», что первое впечатление – «актёры и не играли», и только потом понимаешь, что так и надо. Ферреллу надо было не играть, не кривляться и не придуриваться, чтобы изобразить серость налогового агента Крика. Гиленхаал надо было вести себя естественно, чтобы показать кондитершу, Хоффман и в жизни может принимать деловых визитёров с босыми ногами на столе – он настолько важен, что ему может быть просто всё равно. Томпсон, как и любой из нас, может впасть в депрессию от неполучающейся работы (не удивлюсь, если она будет номинирована на «Оскара» за эту роль)

Понятное дело, что от этого фильма тут же начали плести нити к «Шоу Трумэна», к «Быть Джоном Малковичем» и к «Вечному сиянию чистого разума”. Возможно, этот фильм и явится для Феррелла тем, чем для Керри стало «Шоу Трумэна», переведя его в другую весовую категорию «умных комиков», но не в этом суть. Мне почему-то «Нарочно не придумаешь» напомнил фильм девятилетней давности «Лучше не бывает» с Джеком Николсоном в роли полусумасшедшего писателя. Вероятно опять-таки за добротность и доброту простого сюжета. Конечно, слышать всезнающий голос куда значительней ухода за соседской собакой (как это было с Николсоном), но ведь подчас мы слышим и куда более серьёзные предупреждения и всё равно ленимся или не решаемся поменять свою жизнь.

В общем, к фильму только одна претензия – оператор и монтажёр халтурили и в кадр нередко попадал микрофон, нависающий над актёрами. Но это уже мелочи и придирки, а фильм хоть и не мировой шедевр, но явно стоящий просмотра.