Vladislav Zarayskiy (vvz) wrote,
Vladislav Zarayskiy
vvz

Categories:

Stranger than Fiction

Вчера сходили на Stranger than Fiction (не знаю, как его переведут в русском прокате, но самым близким было бы, вероятно, «Нарочно не придумаешь») с нелюбимым Уиллом Ферреллом в главной роли и любимым Дастином Хоффманом в роли второго плана.
Это один из лучших фильмов, виденных нами в этом году. При том, что ничего такого выдающегося в нём нет, но он настолько крепкий, хороший и добрый, что в итоге получается впечатление очень сильного фильма.

Сюжет: сотрудник налоговой инспекции Харольд Крик живёт согласно давным-давно заведённому распорядку дня, в котором нет места для отпуска, фантазий, личной жизни и чего-либо кроме чисел (он методично подсчитывает количество своих движений при чистке зубов). И вдруг утром он слышит голос. Голос не говорит, что ему делать - он сообщает, что сейчас Харольд делает. Как знают зрители (но не знает Крик), голос принадлежит писательнице-затворнице Кэрен Эйфель, которая свою новую, первую за 10 лет, книгу пишет о налоговом агенте Харольде Крике. Но у писательницы проблема – она не знает, как его убить (её фирменный стиль – убивать главного героя, в конце каждой книги). Харольд, слышащий этот спокойный, описывающий его жизнь («но с лучшим словарным запасом», как он признаётся психологу) голос, нервничает, сбивается с ритма размеренной цифрами жизни, но окончательно «слетает с катушек», когда голос замечает, что «Харольд и не подозревал, что его ждёт неминуемая гибель». С этого момента всё, разумеется, идёт наперекосяк, и Харольд пытается найти носительницу этого голоса (за помощью он обращается к профессору литературы, сыгранному Хоффманом), чтобы уговорить её не убивать главного героя, сиречь себя. Остальное – узнаете в фильме :-)

Сценарий и диалоги – хороши и продуманы (единственное, что вызывает сомнения или просто недораскрыта романтическая линия, но нельзя объять необъятное), почти всё лишнее (включая идиотские шутки, которыми славится Феррелл в своих фильмах) убрано за ненужностью, вторичные и третичные персонажи не мешают основному действию, а направляют восприятие в нужное русло, и даже начальная фраза книги «Смерть и налоги», что «Это книга о Харольде Крике и его наручных часах» играет роль (хотя часам, судя по всему, изначально предполагалось придать больше значения, но они остались просто пунктирной линией в сюжете).
Феррелл, к моему удивлению, показал, что может играть не-идиота, а простого, банального человека, ничем не выделяющегося из толпы, просто живущего свою тихую жизнь. Акакий Акакиевич, господин Голядкин являются родственниками и коллегами Харольда Крика, но им повезло меньше – русские писатели безжалостней Кэрен Эйфель. Главная женская роль – Мэгги Гиленхаал – просто играет саму себя (есть такие актрисы, которым не надо перевоплощаться, их берут на роли самих себя – типа Одри Тату). Дастин Хоффман и Эмма Томпсон – это Дастин Хоффман и Эмма Томпсон, рецензии просто не нужны. Хоффман (наряду с Николсоном) вообще может, на мой взгляд, сыграть кого угодно. Причём в каждой роли он будет смотреться органично, не предпринимая, как будто, никаких усилий. Здесь он изображает профессора литературоведения (который как-то провёл целый курс на «Он и не подозревал», что и заставляет его заинтересоваться историей Харольда и голоса) – невнимательного, занятого своими делами, плюющего на условности и в то же время очаровательного в этой своей неспосредственности и занятости. Эмма Томпсон чудесна в роли депрессивной писательницы, которой нужно сидеть под проливным дождём, глядя на мост, чтобы понять, как же убить Харольда Крика, а затем лежать на столе, как в гробу, осознав силу собственного писательского слова. В то же время, всё это выглядит настолько органично и «по-настоящему», что первое впечатление – «актёры и не играли», и только потом понимаешь, что так и надо. Ферреллу надо было не играть, не кривляться и не придуриваться, чтобы изобразить серость налогового агента Крика. Гиленхаал надо было вести себя естественно, чтобы показать кондитершу, Хоффман и в жизни может принимать деловых визитёров с босыми ногами на столе – он настолько важен, что ему может быть просто всё равно. Томпсон, как и любой из нас, может впасть в депрессию от неполучающейся работы (не удивлюсь, если она будет номинирована на «Оскара» за эту роль)

Понятное дело, что от этого фильма тут же начали плести нити к «Шоу Трумэна», к «Быть Джоном Малковичем» и к «Вечному сиянию чистого разума”. Возможно, этот фильм и явится для Феррелла тем, чем для Керри стало «Шоу Трумэна», переведя его в другую весовую категорию «умных комиков», но не в этом суть. Мне почему-то «Нарочно не придумаешь» напомнил фильм девятилетней давности «Лучше не бывает» с Джеком Николсоном в роли полусумасшедшего писателя. Вероятно опять-таки за добротность и доброту простого сюжета. Конечно, слышать всезнающий голос куда значительней ухода за соседской собакой (как это было с Николсоном), но ведь подчас мы слышим и куда более серьёзные предупреждения и всё равно ленимся или не решаемся поменять свою жизнь.

В общем, к фильму только одна претензия – оператор и монтажёр халтурили и в кадр нередко попадал микрофон, нависающий над актёрами. Но это уже мелочи и придирки, а фильм хоть и не мировой шедевр, но явно стоящий просмотра.
Subscribe

  • Десять лет

    Можно считать, что мы со skyg74 оба сдали экзамен на "отлично" - ведь десять это дважды по 5, а сегодня мы празднуем десятилетие нашего…

  • 4 года!

    Абигейл Владиславне сегодня исполнилось целых четыре года. Она очень большая, утверждает, что всё знает или, по крайней мере, знает лучше, хочет быть…

  • ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ

    Из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав! Идти вокруг храма с горящей свечой в одной руке и с ладошкой дочери в другой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments