?

Log in

No account? Create an account
glyazhu

Из "трагедии великолепного отчаяния"

Бог.
Вы сами поставили меня здесь нелепо,
Так что руки свело и язык мой затёк!
Ведь это сиянье подобно крепу,
Который на мой затылок возлёг.
Поставили сюда: гляди и стой!
Ходят вблизи и жиреют крики.
Это вы мне сказали: Бог с тобой!
И без нас проживёшь как-нибудь, великий.

Выскоблив с мiра как будто ошибку
В единственно правильной чёткой строке
Воткнули одного, ободранной липкой,
И поцелуи, как кляксы, налипли на правой руке.
Я так постарел, что недаром с жолтым яйцом
Нынче сравнивают меня даже дети.
Я в последний раз говорил с отцом
Уже девятнадцать назад столетий!
Пока зяб я в этой позолоте и просини,
Не слыхав, как падали дни с календаря,
Почти две тысячи раз жёлтые слова осени
Зима переводила на белый язык января.
И пока я стоял здесь в хитонной рубашке
С неизменью улыбки, как седой истукан,
Мне кричали: Проворней, могучий и тяжкий,
Приготовь откровений нам новый капкан!

Вадим Шершеневич, 1915-1916

Comments