?

Log in

No account? Create an account
smekh

Шёл под красным знаменем командир полка...

Продолжу разоблачаться. Поскольку три следующих пункта так или иначе связаны с коммунизмом, то разоблачу-ка я их вместе.

2. По идейным соображениям я однажды стал скинхедом или, во всяком случае, побрился налысо.


Даже у лидеров оппозиции бывают выросшие в СССР бабушки, которые поют внукам альтернативные детские песни. Мне, например, бабушка по папиной линии пела, как говорят родители, "По долинам и по взгорьям" и "Наш паровоз вперёд летит". Впрочем, спать я всегда любил и люблю, поэтому особого смысла в колыбельных мне не было (тем паче таких), зато бабушке нравилось петь.
В итоге эти песни достаточно хорошо знал и романтикой "красных" времён Гражданской проникся.

Поскольку в отрывных календарях на мой день рождения (24 июня) всегда отмечали только одно событие - рождение Григория Ивановича Котовского, потомка польского шляхтича, анархо-бандита, каторжника-эсера, участника Гражданской и моего земляка-бессарабца, то, разумеется, я впечатлился этим фактом и решил стараться походить на Котовского. Поскольку убивать конвоиров и жечь помещичьи усадьбы шансов не было, то просто в какой-то момент, когда мне было 6 лет, настоял в парикмахерской, чтоб меня обрили налысо - в буквальном смысле слова "под Котовского".

Шока родителей от увиденного я не помню, помню только свою гордость содеянным. Обрил голову по идеологическим мотивам - можно сказать, опередил время!


3. После того, как я сказал, что вступил бы в социал-демократическую партию, меня вызвали в райком комсомола.


kekish справедливо замечает, что к тому времени, когда я мог вступить в комсомол (лето 1991), уже всё развалилось и не было резона мне связываться с райкомом. Он прав, хотя про кооперативы со мной не разговаривали, но вопрос "А сколько у тебя ..." звучал, на что я гордо отвечал, что важно качество, а не количество. Действительно, это же не 60е, когда моего папу в числе ещё нескольких школьников вызвали "на ковёр" райкома и распекали за то, что они прошли маршевым шагом по улице, декларируя киплинговское "В ногу, в ногу, в ногу, в ногу - мы идем по Африке". За что их вызвали в комсомол? А не пропагандируют ли эти молодчики во времена Кваме Нкруме и Патриса Лумумбы борьбу колонизаторов против освободительных движений в Африке?

Так вот, меня за такое вызвать уже, слава Богу, не могли. Да и "после", как известно, не означает "потому что". Мне же в марте 1989 предстояла месячная поездка в Артек (ууу, мечта!) на Всесоюзный Слёт Юных Филателистов со своей выставкой марок. И вот за несколько месяцев до этой поездки, когда всё вроде бы уже утверждено и улажено, и все справки о здоровье собраны, сидим мы в школьном спортзале во время урока физкультуры с моим другом Сашей А. (ныне хирург в Сан-Франциско) и обсуждаем (а времена-то перестроечные, политизированные), что, мол, коммунистами нам быть не хочется, а вот в социал-демократическую партию по пример той же шведской, мы бы вступили. Ну да, двенадцатилетние пикейные жилеты в тренировочных штанах.

И только мы закончили многомудрый разговор, как заходит в спортзал учительница и сообщает - "Зарайскому завтра явиться в райком комсомола". Ну и как тут не подумать о всеслышащем ухе КГБ? Но в райкоме мне предстояла последняя проверка на благонадёжность (а вдруг поедет представлять Молдавскую ССР какой-нибудь неформал), выразившаяся в том, что сидящая в роскошном здании с модными затемнёнными снаружи стёклами комиссия из человек 10 потратила на меня те же минут десять, выясняя сколько у меня марок, на что я гордо отвечал, что важно не количество, а качество подбора и тематическая направленность. Меня отпустили, а из их здания я вышел в полной уверенности, что в эту организацию никогда не вступлю. Ну они и сами подсуетились, развалившись через два года, так что мне уже и вступать было некуда.


5. Стиль моих текстов был объяснён коммунистической пропагандой и мне было рекомендовано читать The Wall Street Journal.

Так проходило моё идеологическое взросление. Но годы шли, я приехал в Америку, и в Indiana University был у меня класс Writing Workshop in the Logic and Rhetoric of Molecular Biology - Логика и Риторика написания молекулярно-биологических статей, преподаваемый Джорджем Малачинским. И вот в этом самом классе первые несколько заданий я откровенно профилонил, поскольку они мне не казались интересными. Задавались какие-то, на мой взгляд, общие вопросы, я на них писал общие ответы, а потом качество этих текстов оценивалось Малачинским.

После двух или трёх таких текстов (то есть в середине семестра), он вызвал меня к себе в кабинет и сказал, что всё понимает, что мои мозги с детства промыты маркистской идеологией и с детского сада меня заставляли читать абстрактные труды коммунистической пропаганды и поэтому (sic!) ... я так плохо и обще пишу работы в его классе. Но я должен в себе перебороть коммунизм. Давясь от внутреннего смеха, спросил уважаемого профессора, что он мне может посоветовать, чтобы лучше писать, он глазом не моргнув ответил: "Читай The Wall Street Journal" (главная деловая газета Америки).

Придя в лабораторию и рассказав это своему научному руководителю и аспирантам вокруг, вызвал бурный восторг. Мне ещё недели две не доверяли ничего красного (типа пробирок или пипеток), чтобы не сломать мою перековку из коммуниста. Когда же я получил в этом классе итоговую А- (5-), то профессор Малачински заявил "Я горжусь, что изменил твоё мышление!".

Впрочем, про Малачинского много чего можно рассказывать. Легендарный, м-да, преподаватель.


Завтра разоблачу что-нибудь ещё.

Comments

прямо 24-го пошёл в парикмахерскую? :)
Думаю, что 24го за мной всё же был глаз да глаз, а вот в другой день было легче ускользнуть от внимания.
Да-а, песня про командира полка под красным знаменем - это ж про Щорса! - мне так нравилась, что я ее распевала на всю улицу:) А профессору - респект, у него, наверное, мозги были промыты в эпоху маккартизма и для него все, кто из СССР - все коммунисты. Зато прикинь, как он собой гордится!
Профессор тот ещё фрукт был (и есть) вдобавок к антикоммунизму у него ещё и мощный расизм. Причём что к чёрным, что к азиатам. Но он профессор, его уволить нельзя. Впрочем, сейчас вроде как отправили в почётную отставку, хотя по возрасту и рановато.
Мы с твоим профессором в чем-то похожи:) Я, вдобавок к антикоммунизму, еще и мусульман не люблю, впрочем, это у нас с ними взаимно:)
Ну вот если ты начнёшь носить белые рубашки/блузки с наведённым на спине туркменским флагом, тогда да - будете чем-то похожи :-)
Белые блузки после рождения ребенка я как-то разлюбила - марко:)
А туркменский флаг? :-)
А туркменский флаг я никогда и не любила, вот то ли дело итальянский или израильский... Кстати, а вот интересно, почему ваш профессор выбрал именно туркменский флаг?
Кто его знает. Но когда он поворачивался спиной с оным флагом на ней, я с трудом удерживался от смеха.
А у него такая рубашка была одна? Или штук пятнадцать с флагами советских республик?
Я видел только туркменский флаг и ещё рубашку с каким-то яхт-клубом (тоже на спине, переведено утюгом). Больше ничего сказать не могу.
Влад,

Ты написал:

> После двух или трёх таких текстов (то есть в
> середине семестра), он вызвал меня к себе в
> кабинет и сказал, что всё понимает, что мои
> мозги с детства промыты маркистской
> идеологией и с детского сада меня
> заставляли читать абстрактные труды
> коммунистической пропаганды и поэтому
> (sic!) ... я так плохо и обще пишу работы в
> его классе. Но я должен в себе перебороть
> коммунизм.

А приведи пример чего ты ему писал. Мне жутко интересно с чисто онтологической точки зрения.
Это было десять лет назад, сейчас уже и не упомню. Но что-то было связано с "почему в написании научных статей нужна логика", кажется.
Нет, не вспомню.
Мое воображение поразили Слет юных филателистов (!) в Артеке и "риторика молекулярной биологии". Как велик этот мир!
Ты разве не знала, что молекулы в твоих дрозофилах те ещё риторы? Встанет какая-нибудь киназа на полпути от Гольджи к мембране и возгласит "О энзимы! О братья и сёстры мои! Доколе нам терпеть иго фосфатаз? Доколе?!"

Слёты же были замечательным делом - во-первых шанс увидеть Артек и пообщаться со сверстниками, увлекающимися тем же самым, с других концов огромной страны (я до сих пор кое с кем продолжаю общаться, хотя уже двадцать лет прошло), во-вторых, благородное и образовательное хобби былых времён.
Я считаю, что Вы ошибаетесь. Давайте обсудим.