?

Log in

No account? Create an account
glyazhu

Память

Бездна памяти, расширяющаяся Вселенная
вся из края в край обжитая и заселенная,
вместе с вьюгами, снегопадами и метелями,
как реликтовый лес невянущий, вся зелёная.




Бездна памяти беспредельное мироздание,
расходящиеся галактики и туманности,
где всё давнее только чётче и первозданнее,
очевиднее и яснее до самой малости.

Расширяющаяся Вселенная нашей памяти.
Гулкой вечностью дыщит небо её вечернее,
И когда наши звёзды здесь, умирая, падают,
в небе памяти загорается их свечение.

И уходят они всё дальше путями млечными,
и, хранимое небом памяти, её безднами,
всё земное моё, ушедшее и минувшее,
с высоты на меня очами глядит небесными

И звучат почти как земные, только пронзительней,
погребальные марши,
колокола венчальные,
и чем дальше даль, тем смиреннее и просительней
эти вечные очи, эти глаза печальные.

Бездна памяти, ты - как моря вода зелёная,
где волна к волне, всё уходит и отдаляется,
но вода, увы, слишком горькая и солёная,
пьёшь и пьёшь её, а жажда не утоляется.

И опять стоиь возле этой безлюдной пристани,
одиноко под небесами ночными тёмными,
и глядишь туда всё внимательнее и пристальней,
ещё миг один - и руками коснёшься тёплыми.

Небо памяти, ты с годами всё идилличнее,
как наивный рисунок прощё и простодушнее.
Умудрённый мастер с холста удаляет лишнее,
и становится фон прозрачнее и воздушнее.

Надвигается море, щедро позолочённое,
серебристая ель по небу летит рассветному,
Забывается слишком пасмурное и чёрное,
уступая место солнечному и светлому.

Словно тихим осенним светом душа наполнилась,
и, как сон, её омывает теченье тёплое.
И не то чтобы всё дурное уже не помнилось,
просто чаще припоминается что-то доброе.

Это странное и могучее свойство памяти,
порождённое зрелым опытом, а не робостью,
постепенно воспоминанья взрывоопасные
то забавной, а то смешной вытеснять подробностью.

И всё чаще мы, оставляя как бы за скобками
и беду и боль, и мучения все и тяготы,
вспоминаем уже не лес побитый осколками,
а какие там летом сладкие были ягоды.

Вспоминается спирт и брага, пирушка давняя,
а не степь, где тебя бураны валили зимние,
и не бинт в крови, и не коечка госпитальная,
а та нянечка над тобою - глазищи синие.

Вспоминаются губы, руки и плечи хрупкие,
и приходит на память всякая мелочь разная.
И бредут по земле ничейной ромашки крупные,
и пылает на минном поле клубника красная.

Небо памяти, идиллический круг с ромашками,
над которым сияет солнце и птица кружится,
но от первого же движенья неосторожного
сразу вдребезги разлетается всё и рушится.

И навзрыд,
раздирая душу,
клокочут заново
те взрывные воспоминанья, почти забытые.
И в глазах потемневших дымное дышит зарево,
и по ровному белому полю идут убитые.

Прикипают к ледовой корке ладони потные,
Под руками перегревается сталь калёная...

И стоят на столе стаканы, до края полные,
и течёт по щеке небритой слеза солёная.

Лейтенант Отдельной мотострелковой бригады особого назначения Юрий Левитанский

Comments